Отважный разведчик Агранович

9 мая 2024

243

Этот материал прислал в редакцию житель города Туймазы Владислав Ритович Садыков. Его жена – Нина Александровна – является племянницей Кима Абрамовича Аграновича. В течение нескольких лет семья пытается найти официальные подтверждения его гибели, отправляя запросы в архивы, военно-историческое общество, они даже обращались к президенту. Но пока всё, к сожалению, безрезультатно. Потомки надеются, что им удастся достичь поставленной цели и память о Киме Аграновиче будет официально увековечена.

В семейном архиве бережно хранят три потертых на сгибах фронтовых треугольника – письма, которые он присылал матери с фронта. Сохранились и некоторые фотографии, относящиеся к тому времени, когда Аграновичи еще жили в Рыльске. Возможно, кто-то из наших читателей узнает на них своих родных или школу, в одном из кабинетов которой запечатлен Ким Агранович с одноклассниками. Семья погибшего защитника Родины будет рада любой информации.

В Рыльске, на улице Островского, в начале прошлого столетия жил Федор Алексеевич Поляков. Его внук Ким Абрамович Агранович, родившийся в 1924 году, с 1937 по 1941-й учился в рыльской школе, был членом ВЛКСМ.

Ким дружил с девушкой, которую звали Феней. В семье его потомков сохранилась открытка с надписью: «На память Киму Аграновичу от Левитте Г. 15.11.1939 год». В августе 1941 года семья эвакуировалась из Рыльска сначала в Новосибирск, потом в город Камень-на-Оби Алтайского края.

По данным Минобороны, 29 октября 1942 года Ким был призван Каменским районным военкоматом и отправлен в Барнаульское пехотное училище. В связи с тяжелой обстановкой в конце февраля 1943-го курсантов отправили на фронт. В марте их эшелон длительное время находился на сортировочной станции Перово под Москвой, 14 апреля в составе курсантов Рубцовского, Барнаульского и Новосибирского пехотных училищ прибыл на станцию Масловка около Воронежа для пополнения 214-й стрелковой дивизии, которая была сформирована в 1942 году и участвовала в Сталинградской битве. Ким Агранович попал в 776-й стрелковый полк, по собственному желанию поступил во взвод конной разведки.

К началу битвы на Курской Дуге 214-я стрелковая дивизия в составе 53-й армии Степного фронта дислоцировалась в районе Воронежа. Когда немецкие войска предприняли наступление, дивизия была выдвинута в район реки Кшень и заняла оборону по ее восточному берегу. Двадцатого июля 1943 года она перешла в контрнаступление, прорвала оборону противника и, преследуя его, вышла на северо-восточные рубежи Белгорода. В результате наступательных ожесточенных боев дивизия освободила семнадцать населенных пунктов и две железнодорожные станции. Вечером 5 августа Москва салютовала в честь доблестных войск, освободивших Белгород. Это был первый салют за время войны.

В письме, датируемом 16 августа 1943 года, Ким писал: «Здравствуйте, мои дорогие мамочка и сестрица Валюся. Вчера от вас получил письмо, за которое большое-пребольшое спасибо. В первых строках своего письма хочу сообщить, что я жив и здоров, чего и вам желаю. В данный момент я нахожусь на Украине. Письма я вам писал еще из Курской области. Но за это время мы с боями прошли десятки километров и вступили на Украину. В боях мы были с полмесяца. Среди моих хороших товарищей есть потери. Но я жив и здоров, за исключением ранений у моей лошади. Она пострадала в боях и имеет 4 осколочных ранения. Сейчас-то она уже поправилась и уже ходит у меня под седлом. Питание у нас сейчас замечательное, дают 900 граммов хлеба, 50 граммов сахара и 20 граммов сливочного масла и как разведчикам – по 100 граммов водки. Кроме того, что идет в пищу для общего котла, много употребляем зелени. В данный момент мы находимся на отдыхе, но недалеко от передовой. Так что в любой момент готовы истреблять немецкую сволочь. Немецкая сволочь постепенно отступает на Запад, а наша Красная Армия успешно продвигается вперед и вперед к победе. Одержим победу и к вам я приеду на своем на боевом коне. Пока писать нечего, остаюсь вашим сыном и братом и целую вас крепко, крепко. Передавай знакомым привет. Ким».

В приказе 776-го стрелкового полка № 030/н от 7 сентября 1943 года о награждении медалью «За отвагу» указано: «Награждается разведчик взвода конной разведки младший сержант Агранович Ким Абрамович за участие в группе разведчиков по захвату пленного 30 августа 1943 года, действовал смело и решительно. Пленный был взят, дал ценные показания о группировке противника, действующей против полка». Но награда Киму не была вручена.

В письме от 30 августа 1943 года Ким написал: «…В данный момент я все время нахожусь на передовой. Конечно, после выполнения задания нам дают отдохнуть. Сейчас мы отдыхаем за полтора километра от передовой. Сегодня утром пришли, помылись, побрились и вообще привели себя в порядок. В общем, живем неплохо. Немецкую сволочь гоним так, что у нее сверкают одни пятки. В данный момент находимся за Харьковом. За сутки мы немцев отогнали на своем участке фронта на 20–30 километров. К ночи они должны отступить еще дальше. Так что фрицы в панике. Я живу по-старому, так что подробности описывать не стоит, потому надо отдохнуть перед задачей… Ждите с победой».

Под ударами войск Степного фронта противник отступал к Днепру. 214-я дивизия, преследуя отступающего врага, 29 сентября 1943 года штурмом овладела южной частью Кременчуга, за что приказом Верховного Главнокомандующего ей присвоено наименование «Кременчугской». Со второй половины октября 1943 года дивизия в составе 5-й гвардейской армии 2-го Украинского фронта участвовала в освобождении населенных пунктов правобережной Украины.

Пятнадцатого декабря 1943 года Ким написал родным: «…Я жив и здоров, чего и вам желаю. Чувствую себя очень хорошо. Настроение хорошее, на фронте тоже дела хорошие. Вчера я узнал, что представлен к награждению орденом Красного Знамени… Получил письмо от Фени. Но больше ни от кого нету. Пока писать нечего. Целую вас крепко, крепко. Остаюсь вашим сыном и братом».

Командованием дивизии планировалось освобождение деревни Ново-Романовки Знаменского района Кировоградской области Украинской ССР. Разведчикам была поставлена задача пленить вражеского военнослужащего. В ночь на 23 декабря 1943 года они попали в окружение. Ким Агранович прикрывал отход группы с ранеными разведчиками, был тяжело ранен и захвачен гитлеровцами. Его доставили в штаб, где жестоко пытали и казнили.

В именном списке безвозвратных потерь было указано, что 22 декабря 1943 года Ким Абрамович Агранович пропал без вести. 10 января 1944 года Анне Федоровне Агранович отправлено похоронное извещение: «Ваш сын, Агранович Ким Абрамович, 1924 года рождения, младший сержант, разведчик, в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, пропал без вести 23 декабря 1943 года под Кировоградом».

Об обстоятельствах гибели Кима Аграновича матери писали его сослуживцы: «…После вступления наших частей в д. Н-Романовка установлено, что он во время боя был ранен и попал в плен. После чего приведен немцами в деревню. В плену он вел себя героически. Вынес тяжелые пытки, но ничего не выдал. А потом его немцы повесили, облили бензином и сожгли. Вот вся судьба патриота. Он погиб, верный присяге, воинской чести и Родине, но ничего не выдал. Только говорил: «Ничего я вам не скажу, душегубы!» Мы гордимся им, он патриот нашей части и Родины. Он дрался до последней возможности, немало уложил врагов. Надолго запомнится в сердцах наш боевой товарищ, за его муки мы много раз отомстили. Враг уже оттуда далеко отброшен. Мы еще будем мстить. Его товарищи: Миронов, Гильманов, Яшенкин, Прохоров».

Родители Кима тяжело переживали гибель сына. Боль была настолько сильной, что в семье никогда не говорили о нем. Только после их смерти удалось выяснить новые обстоятельства. В списках безвозвратных потерь 214-й стрелковой дивизии от 24 ноября 1945 года значится: «младший сержант Агранович Ким Абрамович, командир отделения 302 ОРР, убит 22.12.1943 г. с. Константиновка Кировоградской области».

Один из сослуживцев Кима, переживший войну, после перенесенного инсульта потерял речь и при личной встрече ничего не смог рассказать. Но у него сохранился фронтовой дневник – живое свидетельство грубой, реальной, совсем не романтической действительности. Была в нем и короткая запись о гибели Кима: «17 января 1944. Агранович Ким Абрамович. Ночью 23.12.43 года во время разведки по захвату «языка» на переднем крае обороны пр-ка под д. Н-Романивка пропал без вести. После освобождения нашими частями д. Н.Романивка Знаменского района оказалось, что Агранович попал в плен к противнику. Немцы его повесили, облили бензином и сожгли. Висел три дня». Маловероятно, что человек в своем личном фронтовом дневнике мог описать придуманные события.

Позже пришло письмо из Запорожской области, в котором еще один сослуживец писал: «…В тот злополучный день, 22.12.1943 года, в разведке была группа из двенадцати человек, в том числе и Ким, с задачей взять «языка». Но эта группа попала в окружение и, вырываясь из кольца, в той обстановке не заметила пропажи Кима. Почти все были ранены, а когда вышли к окопам своих, то недосчитались Кима. Когда шел разбор операции, кто-то вспомнил, что Ким вроде был ранен в немецких траншеях и находился в тяжелом состоянии. Через какое-то время это село было освобождено. По рассказам жителей, при допросе Ким не проронил ни слова, поэтому немцы в ярости его повесили и сожгли. Но мы при освобождении этого уже не видели, это был мимолетный рассказ, так как мы двигались вперед, освобождая нашу землю. В отношении Кима могу передать только то, что услышал от населения. Фашисты от бешенства устроили такую устрашающую казнь, что он был сталинградец».

Посчитав, что новых свидетельств и документов достаточно для подтверждения факта гибели Кима, родные отправили их в Знаменский военкомат Украины. Однако оттуда ответили, что предоставленные сведения не дают основания для увековечения его памяти, так как старожилы села не подтверждают факта казни.

Сотрудниками Центрального архива Министерства Обороны РФ было исследовано большое количество документов, но установить обстоятельства гибели Кима не представилось возможным. Учитывая, что Ким не был награжден орденом Красного Знамени (к которому он был представлен незадолго до гибели), вероятно, после попадания в плен (а это являлось чрезвычайным происшествием) представление о награждении орденом было уничтожено.

К сожалению, несмотря на то, что ветераны подтвердили обстоятельства гибели Кима Аграновича, официально он до сих пор числится пропавшим без вести. Но в семье потомков память о нем и других родственниках, погибших при защите Родины, жива.

 

Читайте также