Немец с русской душой

23 февраля 2023

1141

Великая Отечественная война огненным вихрем пронеслась по русской земле. Она оставила за собой длинный кровавый след. Наши враги беспощадно убивали солдат на полях сражений, зверски уничтожали мирных жителей, стирали с лица земли города, села, деревни. Советские люди испытали нестерпимую боль, огромное горе и чудовищные страдания, но они не сломались – выстояли и уничтожили фашистского зверя. Ценой Великой Победы стали 27 миллионов человеческих жизней.

Рудольф Даршт

Вот почему память о героях и жертвах самой кровопролитной и жестокой войны в истории человечества – священна. Ее нельзя предавать. Историю нельзя переписывать и подделывать факты. События, происходившие в те годы, и цена, которую то поколение заплатило сполна за право жить под мирным небом, в свободной от фашистского гнета стране, напоминают нам о том, насколько хрупок мир и как важно его сберечь и не повторить ошибок прошлого.

Мы с вами – последние, кто видит живыми участников Великой Отечественной войны, героев спасших нас тогда. В силу возраста уходит от нас поколение победителей, с этим ничего нельзя поделать. В нашем районе остался единственный фронтовик – житель Боровского Василий Федорович Васьков, отметивший 10 февраля свой 97-й день рождения.

Наступила очередь нынешнего поколения стать в строй для защиты русских людей от возродившегося на Украине фашизма. Там, на передовой, на границе наши солдаты проявляют мужество, стойкость и делом доказывают свою любовь к Родине.

Когда началась специальная военная операция, рылянин Рудольф Даршт сразу же решил, что отправится добровольцем в зону боевых действий. В силу обстоятельств, связанных со здоровьем, он не проходил срочную службу, не имел никакой воинской специальности, но оставаться в стороне и делать вид, что ничего не происходит, мужчина не смог. Тем более, что еще начиная с 2014 года Рудольф в качестве волонтера не один раз ездил в Донбасс, куда отвозил гуманитарную помощь. Молодой человек своими глазами видел, какие испытания приходилось людям преодолевать в борьбе за свободу и независимость от установившегося тогда на Украине неонацистского режима.

– Это была большая работа по сбору и отправке гуманитарных грузов для жителей Донецкой и Луганской республик. Проводилась она непосредственно под руководством главы района Андрея Лисмана, – рассказывает Рудольф. – В какой-то момент решил, что там я нужен больше. Обучился военному делу и почти на год остался сражаться с теми, кто возвел в статус героя Бандеру и Шухевича. У меня глубокие немецкие корни, несмотря на то, что мои предки переехали в Казахстан еще во времена Екатерины. Сейчас почти все близкие родственники живут в Германии. Но во время Великой Отечественной войны мой прадед воевал в рядах Красной Армии, участвовал в форсировании реки Висла в Польше. Мои бабушки и дедушки в те годы в Казахстане валяли валенки для советских солдат.

Рудольф показался мне человеком, обладающим невероятной энергетикой, открытым и честным. Судьба уготовила для него удивительный жизненный путь, наполненный поистине божественными чудесами и неожиданными перипетиями. Он искренне и глубоко верит в Бога и спасение души. Был дважды серьезно ранен. Но как будто сама Богородица укрыла его своим покровом, спасая от неминуемой гибели, когда осколки разорвавшегося снаряда вонзились в его тело, а самый крупный из них попал в стальной жетон, вывернув кусок металла, как мягкий пластилин. И позывной «Монах» появился у Рудольфа неспроста.

Когда он был еще ребенком, семья переехала из Казахстана в Кабардино-Балкарию. Там Рудольф окончил школу и там же узнал о рыльском старце Ипполите, особенно почитаемом в Осетии, о совершаемых им чудесах. Постепенно юноша пришел к вере и решил посвятить свою жизнь служению Богу. Он приехал в Рыльский Свято-Николаевский мужской монастырь «на послушание», чтобы впоследствии принять постриг.

Исполнив все полагающиеся ему обязанности, Рудольф устроился на работу в Москве, в передвижной зверинец – ухаживал за львами, тиграми, кормил их.

– Мы ездили по всей стране. У меня даже в трудовой книжке есть запись: рабочий по уходу за животными. Они любили меня, а я – их. Наверное, хорошо справлялся со своей работой, ведь меня даже звали в цирк Запашных и Никулина, – говорит мужчина. – Но потом я снова вернулся в Рыльский монастырь, еще проходил послушание. Но вскоре встретил свою будущую жену, влюбился. Тогда настоятелем обители был отец Панкратий. Мы с ним поговорили, он все понял и отпустил меня.

Мама и сестра Рудольфа приехали на свадьбу, погостили немного в нашем районе, и им настолько здесь понравилось, что они продали все на Кавказе и переехали сюда.

В последние годы мужчина работал в Москве – в мастерской по ремонту музыкальных инструментов: занимался реставрацией антикварных пианино. Совмещал он эту деятельность с частыми поездками в Донбасс в качестве волонтера.

– Как все же Вы, не имея достаточного уровня военной подготовки, решили отправиться добровольцем в зону боевых действий? – спрашиваю я.

– Я считаю, что каждый мужчина, гражданин должен быть там. Если все побегут, например, в Казахстан, то кто останется защищать вас – женщин, стариков, детей, – отвечает Рудольф.

– А родные как отреагировали на Ваше решение?

– Меня все поддержали. Мама говорила всегда, что я родился не в то время. Я – немец, но болел, болею и буду болеть за Россию. Когда родственники предлагали переехать в Германию, я ответил, что ни на что не променяю Россию и соловьиный край.

В Донбассе товарищи прозвали Рудольфа немцем с русской душой.

– Я, когда доставал из кармана губную гармошку и начинал на ней играть, однополчане шутили: мол, ты ничего не перепутал – немцы на другой стороне воюют, – улыбаясь, продолжает рылянин…

В зону проведения спецоперации Рудольф Даршт с небольшой группой добровольцев отправился из Рыльска 15 сентября прошлого года. После обучения тонкостям ведения боевых действий служил в подразделении штурмовой разведки.

– Вам многое пришлось повидать за все восемь лет, пока ездили в Донбасс. Как относилось местное население к русским солдатам?

– По-разному. Многие нас ждали и тепло встречали. А, например, в поселке Верхнеторецком под Авдеевкой зашли в наш лагерь два старичка – немощные такие, голодные. Мы их накормили, обогрели, продуктов с собой дали. Но прошло минут тридцать-сорок, и на нас полетели снаряды, – вспоминает Рудольф. – Мы даже сообразить не успели, что к чему. Это были бесшумные польские мины. Они озарили небо ярким светом, и стали разрываться прямо над нами. Тогда-то я получил свое второе ранение. Чудом остался жив.

Он получил множественные осколочные ранения, левую руку врачи едва спасли. Больше трех месяцев мужчина провел в госпиталях и реабилитационных центрах, перенес несколько сложных операций. В груди у Рудольфа остались около сорока мелких осколков от тех злосчастных снарядов, хирурги не смогли удалить их все. Ему пришлось преодолевать не только телесную боль, еще саднит глубокая душевная рана от того, что в тот день погибли многие его боевые товарищи.

– Несмотря ни на что, наши ребята воюют мужественно и самоотверженно. Они сражаются за правду, за память о наших предках. Я попрошу вас обязательно написать об одном человеке. Он вместе со мной уезжал из Рыльска в Донбасс добровольцем. Обрусевший таджик, лет шестидесяти. Мы называли его «дед», – говорит Рудольф. – Этот человек прошел с нами всю «учебку». У него не было пальцев на ногах. И представьте, он вместе с нами – молодыми ребятами – ежедневно пробегал в полной экипировке пять километров до полигона, занимался там, а потом такое же расстояние – назад. Но перед отправкой в зону спецоперации не выдержал нагрузки, уехал домой. Мой комбат сказал однажды: вернешься домой, встретишь его – передай, что мы все им гордимся. Он – настоящий герой.

С особым трепетом русский солдат рассказывает о том, насколько приятно и важно было ему и каждому из его товарищей получать письма и открытки от детей. Их ждали, перечитывали по нескольку раз и бережно хранили все до единого под сердцем – во внутренних карманах кителей.

Об этом Рудольф рассказывал юным рылянам на встрече в Доме детского творчества, состоявшейся в первые дни Нового года. К сожалению, ему не удалось сохранить ни одного фронтового письма. Когда осколок снаряда попал мужчине в грудь, по понятным причинам они пришли в негодность. Но во время лечения в госпиталях к нему приходили волонтеры и приносили новые, которые теперь Рудольф планирует разместить на стене у себя дома.

Воспитанники ДДТ на той встрече с неподдельным интересом слушали рассказ русского солдата о том, как мужественно они сражаются за правое дело, скромно задавали свои вопросы, подарили ему сладкие подарки и новые письма. В свою очередь директор образовательного учреждения Наталия Молокоедова произнесла добрые слова в адрес Рудольфа и всех ребят, участвующих в специальной военной операции.

Надо отметить, что сотрудники Дома детского творчества принимают активное участие в волонтерской работе. Они взяли шефство над небольшой группой военнослужащих, находящихся «за ленточкой», регулярно отправляют им гуманитарную помощь. Кроме того, педагоги и их воспитанники шьют маскхалаты и нарукавные повязки, изготавливают маскировочные сети и многое другое.

Рудольф – один из тех многочисленных наших соотечественников, который понимает, что русские борются сегодня за правое дело, и священный долг каждого состоит в том, чтобы не допустить распространения фашизма и неонацизма по всему миру. Он вспоминает о том, как женщины-волонтеры, привозившие гуманитарную помощь в зону спецоперации, приезжали туда с сыновьями. И это правильно: подрастающее поколение должно видеть, какой ценой куется сегодня победа над всемирным злом.

– Года три-четыре назад я ездил на Кавказ, на могилу к отцу. Встречался с родственниками. Это было как раз в канун 9 мая. Так вот, в одном из наших разговоров с племянницей на вопрос, кто же победил фашистов в Великой Отечественной войне, она ответила: американцы, – с горечью вспоминает Рудольф. – Нет, я не считаю, что молодое поколение потеряно, но с ним надо больше работать в патриотическом направлении, чтобы не случилось того, что на Украине. Ведь там за тридцать лет многое изменилось, выросла ненависть к русским. Там даже автомобиль с российскими номерами, проехавший по улице, действует на них, как красная тряпка на быка.

Мужчина считает, что в любой стране есть добрые, порядочные и искренние люди, и их – абсолютное большинство. Он не отзывается плохо обо всех украинцах, но воочию видел, что творят «азовцы», «айдаровцы» с русскими пленными и несогласными с их точкой зрения мирными жителями Украины. Об этом вряд ли стоит рассказывать на страницах газеты…

– Я точно знаю, что вся моя родня, живущая в Германии, – на стороне русских. Когда я лежал в госпитале, мне звонил дядя. Он тогда сказал: ребята, Гамбург – с вами! Мы за вас, за спецоперацию, за Путина. Так считают процентов 95 немцев, являющихся выходцами из России. И таких людей по всему миру очень много, в том числе и в Америке, и в Европе. Это не «звезды», предавшие Родину и из-за рубежа сейчас, мягко говоря, нелестно отзывающиеся обо всех русских. Это обычные люди, как мы с вами, – утверждает Рудольф.

Даже посмотрев в лицо смерти, он не разочаровался в людях и продолжает жить с девизом: относись к ним так, как хочешь, чтобы они относились к тебе. Разве что стал немного сентиментальным. В госпитале начал писать стихи. Вот один из них.

Пришла война, и стали гибнуть парни.

На поле боя гибнут Родины сыны.

Сыны страны – державы-матушки России –

Ушли, чтоб защищать родные рубежи!

Они ушли, чтоб защитить Отчизну,

Свой дом, семью, отца и мать,

Свои леса, поля и нивы золотые,

И Эльбруса прекраснейшего стать!

Война сплотила много наций.

Воюют все: и русский, и мордвин,

И белорус стоит с чеченцем,

А рядом – дагестанец, осетин!

Встречал армян и кабардинцев,

И тувинцев, якутов, немцев и грузин!

Казах стоял у агээса,

Комбат – казак-бакинец был один.

Воюют все! Мы – брат за брата, вместе!

Война сплотила, мы теперь – кулак один.

И как в далеком сорок пятом,

Придет пора – мы победим!

Пройдут парадом ветераны,

Вернутся все с фронтов домой.

Пойдем мы в гости – брат до брата –

Ведь стали мы семьей одной!

Действительно, в этой смертельной схватке с фашизмом в одном строю сражаются представители разных национальностей, религиозных конфессий. Рудольф много рассказывал о мужестве, силе духа и братстве, скрепленном пролитой на полях сражений кровью. Многим справляться со страхом помогала вера. Перед каждым боем рылянин вслух читал молитвы, вместе с ним молились и его товарищи. За два дня до роковых событий небольшой группой они съездили в один из близлежащих храмов, причастились, а трое ребят прошли обряд крещения.

– Страшно погибнуть от рук врага? – спрашиваю Рудольфа.

– На поле боя не страшно разве что человеку, лишенному разума. Но со временем этот страх притупляется. Смерти как таковой я не боюсь. Становится страшно, когда гибнут друзья, с которыми ты пил, ел за одним столом, шутил. Страшно умереть нераскаянным, – отвечает он.

– А после реабилитации Вы вернетесь на фронт снова?

– У меня в груди больше сорока осколков от снаряда, множественные переломы, я вряд смогу полностью восстановиться. Но если Родина позовет, я не стану отсиживаться в каком-нибудь подвале. Выше нее только Бог. А значит – все по его воле происходит. Я горд за тех ребят, которые сейчас участвуют в спецоперации, горд за их предков, которые смотрят с небес и радуются тому, что у них выросли достойные потомки. Я уверен, что мы делаем правильное дело – боремся с фашизмом, – подытоживает Рудольф.

Сегодня не только вся многочисленная семья гордится им, но и все те, кто его знает. Сейчас мужчина переехал в Курск, но родную обитель не забывает. Он является членом общественной организации «Офицеры России», а дальнейшую свою жизнь планирует посвятить патриотической работе, в том числе и с молодежью. За проявленные героизм, доблесть и самоотверженность Рудольф Даршт представлен к ордену Мужества. А на днях в администрации области его наградили медалью «Спецназ России».

Светлана Беседина

 

Читайте также