Мы не знали, что спасаем мир

26 апреля 2024

268

Ночью 26 апреля 1986 года небо над Чернобыльской атомной электростанцией осветила яркая вспышка пламени. В результате взрыва на четвертом энергоблоке в воздух взлетели десятки тысяч тонн радиоактивных частиц, превратив местность на десятки километров вокруг в непригодную для жизни зону. Самая масштабная экологическая катастрофа была побеждена благодаря неимоверным усилиям обычных людей. Их называли ликвидаторами, каждый из них проявил невероятное мужество и героизм, жертвуя собственным здоровьем, а порой и жизнью.

В ликвидации последствий аварии участвовали сотни тысяч людей из разных уголков Советского Союза.

– Местность вокруг будто превратилась в громадный муравейник, огромное количество военных и гражданских, техника – всё находилось в постоянном движении. Самыми опасными были работы в непосредственной близости от разрушенного реактора, – вспоминает житель Ивановского Павел Сереев. – Никто не говорил нам, что мы спасаем мир. Нам вообще ничего тогда не объясняли, не рассказывали, просто ставили задачу, которую предстояло выполнить.

Павел Владимирович попал в Припять всего через два месяца после аварии – был призван военкоматом 30 июня 1986 года. Срочную службу в армии он проходил в Германии в химических войсках водителем бронированной разведывательно-дозорной машины. Несмотря на это, о радиации тогда знал только в теории и уж никак не предполагал, что придется столкнуться с невидимым врагом в реальности.

– Нас тогда из Рыльска на сборный пункт в Курск привезли восемь человек. Оставили двоих – меня и Ивана Алешкина. Его сейчас уже нет в живых. Переодели в военную форму, выдали защитные костюмы, противогазы, сухпаек на три дня и посадили на киевский поезд. Только тогда мы узнали, куда нас везут, – продолжает Павел Владимирович. – Много нас было, ехали мужики из Белгородской, Воронежской и Курской областей – два последних вагона заняли. Из Киева до Белой Церкви добирались на электричке, потом до села Ораное – на военных автомобилях. Мы сменили команду первых – тех, кто приехал в мае.

Там – в районе тридцатикилометровой зоны – был разбит оборудованный лагерь, в котором расположились две бригады с техникой. Жили в палатках по шесть человек.

– Когда только нас высадили, у меня сразу начались сильный кашель и головные боли, которые, к слову, сохранялись еще несколько месяцев после моего возвращения домой, – рассказывает Павел Владимирович. – На следующий день нас подняли в пять утра, после завтрака колонна отправилась на АЭС.

Первые три дня он работал рядом с ней, на насосной станции. Обрабатывали крышу и всё вокруг самого здания. Спецтехники и автомобилей тогда уже в наличии было много, а вот специалистов не хватало. Когда в штабе узнали, что Павел Сереев – водитель БРДМ, его сразу отправили принимать машину. Так он начал возить дозиметристов на станцию для проведения замеров зараженности.

Работы у ликвидаторов было много, сами делали подступ к реактору, бетонировали двор. Одновременно начали копать канал вокруг станции, это делали с помощью радиоуправляемых экскаваторов. Но порой и такая техника не выдерживала уровня радиации и выходила из строя, а о людях и говорить не приходится.

Павел Владимирович работал с шести утра и до отбоя, а то и задерживаться приходилось. Одну смену отвезет – едет за следующей. Туда добирались быстро, а вот обратная дорога занимала гораздо больше времени, потому что автомобиль по пути проходил несколько этапов обработки – так называемой мойки. За месяц работы он сменил три машины, потому что уровень их зараженности зашкаливал, и не помогала никакая дезактивация.

– За все время там у меня всего один раз взяли кровь. Да что там! У нас даже дозиметров не было, так что и не знаю, какую дозу облучения получил тогда. Перед отправкой домой у нас было собрание. Начальство зачитало приказы о поощрениях. Меня наградили грамотой, но на руки не дали. Сказали, что пришлют домой. Так до сих пор я ее не получил, – с некоторой обидой и грустью говорит Павел Владимирович.

Конечно, дело тут вовсе не в бумаге, а в несправедливости, с которой ему и его товарищам-ликвидаторам приходится сталкиваться в своей жизни. Это только в последнее время, по словам Павла Владимировича, он получает бесплатное лечение от тяжелой болезни, с которой борется уже десять лет. А еще недавно приходилось сдавать платные анализы и проходить обследования за собственные деньги. Пенсия у него небольшая, а лекарства все – дорогостоящие. Правда, на заслуженный отдых как участник ликвидации последствий чернобыльской аварии он вышел в пятьдесят лет.

Всю свою жизнь Павел Владимирович неустанно трудился, не боялся никакой работы. Времена, на которые пришлись его детство и юность, были не самыми простыми в истории страны. В пятидесятые-шестидесятые годы все еще поднимали разрушенное страшной и кровопролитной войной народное хозяйство. И, соответственно, многие выбирали себе рабочие профессии. Так, Павел Сереев после окончания рыльской школы №1 поступил в совхоз-техникум – на каменщика. Но не доучился, бросил. Потом от военкомата в Льговском ДОСААФе получил специальность шофера. Одно время работал на заводе чертежных принадлежностей, позже – в ремстройконторе.

После переезда в Ивановское и до ухода на заслуженный отдых трудился на местной обувной фабрике затяжчиком. Профессия эта важная, ответственная, потому что Павлу Владимировичу по роду своей деятельности приходилось отвечать за окончательное формирование и сборку верха обуви. Там же работала и его жена – Любовь Павловна.

В этом году чета Сереевых будет отмечать золотую свадьбу. Много лет они живут в части большого старинного дома, с высокими потолками, украшенными лепниной. В нем царит невероятно теплая и уютная атмосфера. В центре квартиры (таких в этом доме еще три) стоит большая русская печка, которой по сей день хозяева отапливают помещение. Чистоту и порядок поддерживает Любовь Павловна. Двухлетняя правнучка – самый дорогой и желанный гость в их доме.

Раньше у супругов было большое хозяйство – держали скотину, птиц, огород обрабатывали. Теперь же здоровье не позволяет. Да и зачем, говорит Павел Владимирович:

– Сын живет отдельно – здесь, в Ивановском. В сельсовете работает. Внучка с семьей – в Подмосковье. В гости приезжают, не забывают. А нам-то это за радость, всё отдушина какая. Участок себе небольшой возле дома оставили, сажаем овощи, зелень, ягоды, фрукты тоже выращиваем. Но это скорее для того, чтобы двигаться, делом заниматься, а не сидеть на диване и думать только о своих болячках.

В этом году Павел Сереев будет отмечать свой 71-й день рождения. Он старается не унывать и радоваться каждому новому дню, который отвела ему судьба, находить хорошее даже в мелочах. Мужчина уверен: что бы ни случилось, рядом всегда находятся родные люди, готовые окружить его вниманием и заботой.

Дома у Павла Владимировича – на самых видных местах, рядом с фотокарточками родных – фотографии земляков-ликвидаторов, сделанные во время встреч с ними в разные годы. Многих, к сожалению, уже нет в живых – сказываются последствия радиоактивного облучения. Но в памяти героя навсегда останутся те страшные дни, которые он провел на станции, Припять, Рыжий лес и лица товарищей, вместе с ним участвовавших в ликвидации последствий аварии.

Светлана Беседина

 

Читайте также