Дела в приграничье идут своим чередом

22 апреля 2023

421

Три года назад приграничный Козинский сельсовет возглавила местная жительница Елена Дудкина. Ее трудовая деятельность началась с должности бухгалтера в Локотском сельсовете больше двадцати лет назад. С тех пор она работала на разных должностях в этих муниципалитетах, поэтому знает все тонкости и то, какие первоочередные проблемы встают перед руководителем.

Елена Дудкина (слева) проводит подомовой обход

Тем не менее, эта хрупкая женщина не побоялась взять на себя ответственность – в первую очередь перед людьми, своими односельчанами, с которыми прожила бок о бок не один десяток лет.

– После объединения сельсоветов мне досталась неплохая база. Еще в то время, когда в Козино был главой Николай Давыдов, тут был протянут газопровод, сделан водопровод, афсальтовое покрытие находилось в хорошем состоянии, – рассказывает Елена Дудкина. – В Локте Иван Коськов тоже постарался. Вода почти у всех была, газ провели, дорога новая. Так что я, считайте, на всё готовое пришла. Оставалось только поддерживать это все в хорошем состоянии. Спиртзавод тогда уже не работал, но на нашей территории находился таможенно-логистический терминал. Его сотрудники много помогали, откликались на любые просьбы. Сейчас у нас находится только компания «НоваКристалл», занимающаяся добычей и розливом артезианской воды.

С началом специальной военной операции все изменилось. Многие люди, которые живут сейчас в непосредственной близости от границы, особенно ощущают на себе эти изменения. Происходящие время от времени обстрелы территории, разделенные конфликтом семьи, присутствие военнослужащих и постоянная опасность стали уже неотъемлемой частью жизни местного населения.

– Мы больше года живем с этим чувством. И знаете, все как будто проснулись: у нас поменялись ценности, ушли на задний план какие-то вещи, которые раньше казались важными и первоочередными, – говорит Елена Дудкина. – Сейчас каждый из нас понимает: так, как раньше, уже не будет. Нужно учиться жить по-новому. Конечно, временами бывает страшно – зачастую от осознания того, что каждый из нас уже научился по звукам различать, чей снаряд куда летит. Люди, безусловно, боятся.

Сход жителей села

По словам главы, в деревне Городище, которая стоит практически на границе, собирали сход граждан, где объясняли местным жителям, как действовать в случае обстрела, а также предлагали уехать оттуда хотя бы на время, чтобы морально отдохнуть. Но люди отказались. У каждого свои причины, но в большинстве своем они не хотят оставлять свои дома.

– Правда, в прошлом году у нас уехало пять семей. Одни, молодые, нашли работу в Курске, а четыре – по состоянию здоровья, – уточняет Елена Владимировна. – Мы и по дворам ходили, разговаривали с людьми, уговаривали их. Но знаете же сельских жителей: им скоро картошку сажать нужно, рассада выросла у всех, хозяйство держат большое. Даже в Городище.

Так что жизнь в рыльском приграничье идет своим чередом. В этом году, в том числе и в Козинском сельсовете, начало свою работу муниципальное предприятие «Коммунальные сети». Глава откровенно говорит, что и она, и люди сопротивлялись, но так должно быть в соответствии с законодательством.

– Водопровод в нашем сельсовете находится в хорошем состоянии. В Козино в 2002 году была построена новая водонапорная башня. В Локте до 2010 года проведена реконструкция двух башен, частично отремонтирован водопровод и даже новую ветку сетей протяженностью около километра протянули, – рассказывает женщина. – Люди платили в зависимости от числа фактически проживающих, норматив потребления воды был два-три куба. Теперь он вырос до восьми. Поэтому мы работу с населением провели, все поняли, что нужно ставить счетчики.

Сама Елена Владимировна живет с мужем и младшим сыном, который оканчивает школу. Старший учится в университете, дома бывает нечасто. Из хозяйства остались два поросенка и собака. Глава показала пример односельчанам и первая поставила дома прибор учета воды. Говорит, что месячный расход – около пяти кубов, поэтому не особенно ощутила разницу в платежах.

Раньше семья Дудкиных и корову держала, и птицу домашнюю, а с началом спецоперации заводить большое хозяйство побоялась.

– Планы были одни, но жизнь внесла свои коррективы, – с сожалением продолжает Елена Владимировна. – Сейчас и налоговое законодательство немного поменялось, земельный налог мы получаем, а подоходный – нет. Производство закрывается, у агрофирмы «Рыльская» поля «сдвинулись» из-за строительства фортификационных сооружений. Культработников наших перевели в районное подчинение. В общем, все упирается в деньги, как ни крути. Планировали в Локте повесить фонари хотя бы на поворотах – они там необходимы, но пока не получается. Да и в связи с ситуацией нецелесообразно повсюду включать ночное освещение, это может быть опасно для жителей. Не то чтобы у нас совсем ничего не делается. Нам были выделены средства, на которые в сельских клубах, например, провели газовое отопление, поставили «тревожные кнопки». Когда была возможность, приобрели подержанный автомобиль для нужд сельсовета, потому что на старых ездить стало опасно. В следующем году планируется строительство нового ФАПа в Козине.

Старается глава поддерживать порядок на территории сельсовета. В прошлом году муниципалитет закупил бензокосы и бензопилы. И зимой Елена Владимировна с одним из местных жителей постепенно выпиливали расположенные вдоль дорог посадки от молодой поросли, не обращая внимание на то, кому эти дороги принадлежат. Получил недавно сельсовет предписание от Рыльского лесничества, по которому надлежало ликвидировать возникшую недалеко от Козинской школы стихийную свалку. Народ на просьбу главы живо откликнулся: общими усилиями все убрали.

– Эту мусорку сотрудники лесничества обнаружили посредством наблюдения через спутник. Так когда они приехали проверять, даже не смогли на месте сразу определить, где она находилась, – уточняет глава.

Вообще в Козинском сельсовете на сегодняшний день живут около тысячи человек. Населенные пункты расположены достаточно компактно, между ними нет больших расстояний, как в соседнем – Крупецком. Есть и такие, где почти не осталось жителей. Например, на хуторе Реза живут немногим более десяти человек, на хуторе Титов – всего одна семья. Но так сложилось исторически, что со всех сторон муниципалитет окружен границей с сопредельным государством. В былые времена, рассказывает Елена Владимировна, местные жители ездили на Украину за вещами, за продуктами, у многих там родственники живут и сейчас. Некоторые из них хотели бы переехать в Россию, но опасаются пересекать всю украинскую территорию, потом перебираться через Европу – пока для них это единственный путь, чтобы попасть в нашу страну.

– Все без исключения люди скучают по прежней жизни. У нас живет семья беженцев, приехавших из-под Артемовска. Женщина – родом отсюда, дети в России живут, но они с мужем «сидят на чемоданах» и ждут, когда им разрешат вернуться в родное село. И их можно понять: вся жизнь там прошла, – рассказывает Елена Дудкина.

Местных жителей общая беда объединила. Когда на территорию сельсовета стали прибывать военнослужащие, люди не остались в стороне, активно начали им помогать – продуктами, деньгами. Поначалу солдаты отказывались, говорили, что все у них есть. Но тут Елена Владимировна взяла все в свои руки и с присущей ей прямотой сказала руководству, что они будут готовить горячую еду для защитников. К ней присоединились работники школьных столовых и культуры. Нужно было помочь ребятам с водой, чтобы у них была возможность помыться, – местные жители и тут постарались. В прошлом году собрали средства и купили стиральную машину для нужд солдат. Поставили ее в школе, кому из ребят необходимо, приходят и стирают свои вещи.

– Будем им помогать, пока такая возможность у нас есть, – утверждает глава. – Вот недавно нужны были три газовых баллона – нашли, заправили, отвезли. Просила людей с жильем помочь тем, кто принимал участие в строительстве фортификационных сооружений – и тут они откликнулись. У нас сейчас абсолютно все темы сводятся к специальной военной операции, изменившей полностью весь уклад жизни.

Ежегодно в предпасхальные дни на всех сельских кладбищах организовывались субботники. Все – от мала до велика – приходили и убирали могилы, наводили порядок на территории. Причем абсолютно на всех неубранных захоронениях. В этом году не получилось выйти массово. Елена Владимировна говорит, что в сложившейся ситуации побоялась собирать людей: вдруг «прилетит» – могут пострадать мирные жители.

Местные школы с прошлого года все переведены на дистанционное обучение. Эта система хорошо отлажена во всем районе еще со времен пандемии коронавируса. Но детям в первую очередь не хватает общения. Они даже гулять почти не выходят, родители опасаются отпускать их одних далеко от дома. Все уже привыкли к военной технике, к солдатам, но чувство тревоги ни на минуту не покидает селян.

– Только когда подъезжаешь к Рыльску, внутри что-то тебя отпускает, становится спокойнее, но ненадолго. В нынешние времена с людьми бывает особенно тяжело найти общий язык: у каждого свои характер, взгляд на жизнь, опыт. Вспоминаю время, когда я работала бухгалтером, – говорит Елена Дудкина. – С цифрами – легче. Даже если видишь, что где-то допустил ошибку, но найти ее сразу не получается, то потом возвращаешься назад, находишь – и все исправляешь. С людьми так не получится. Тут нужно понимать каждого, входить в положение. У нас морально все уже устали, но ничего – держимся, пока силы есть.

Став главой сельсовета, Елена Владимировна получила возможность сделать что-то хорошее для своих земляков. Неравнодушная, активная, доброжелательная женщина обладает невероятно крепким внутренним стержнем. У нее есть огромный потенциал и желание помогать людям, решать насущные проблемы сельсовета в целом и каждого жителя в частности. Она рядом с людьми в один из сложнейших периодов в их жизни, а возможно, даже в истории нашей великой страны, и продолжает заниматься своим делом. О таких, как Елена Дудкина, говорят: человек находится на своем месте.

Светлана Беседина

 

Читайте также