Храним мы в сердце ваши имена…

9 мая 2024

219

Практически всю вторую половину ХХ столетия Крупецкая средняя школа была одной из лучших в области. Здесь работал сильный в профессиональном плане педагогический коллектив. И выпускники ее поступали в лучшие вузы страны не только Курска, но и Воронежа, Ленинграда, Москвы. Некоторые учились в Ленинградском и Московском государственных университетах.

Николай Афанасьевич Замотин

В 70-80-е годы еще понятия не имели о грядущем ЕГЭ. Однако ни родители, ни сами выпускники не печалились по поводу того, что придется ехать в большой город «из дальней деревни и у ребенка может быть стресс на вступительных экзаменах». Мы поступали, учились, работали в стройотрядах… Разумеется, в престижные вузы отваживались идти те, кто хорошо учился в школе. А за подготовленность огромное спасибо нашим замечательным учителям. Алла Павловна Моргунова, Валентина Владимировна Чемодурова, Анна Яковлевна Корыстина, Петр Семенович Дубровский, Николай Афанасьевич Замотин – люди блистательного таланта.

Свой предмет – химию – Николай Афанасьевич знал блестяще. Его даже приглашали принимать вступительные экзамены в Курский медицинский институт. И в своих учеников он пытался вложить как можно больше знаний. Но химия – предмет сложный, не всем он давался. И подчас наш педагог грустно вздыхал:

– Что вы будете делать в десятом классе, когда начнется органика?!

В аудиторию он всегда входил быстрой, бодрой походкой. Иной раз прямо с порога заявлял:

– Я вынужден оставить вас на несколько минут. Готовьтесь пока отвечать у доски.

И мы «готовились». По классу летали бумажные «самолетики», передавались записки… Мы и помыслить не могли, что нам предложен своего рода психологический тест. За стеной химкабинета находилась небольшая комната, где хранилось оборудование, необходимое для проведения лабораторных работ. В стене было маленькое окошечко, завешанное темной шторой. Мы, конечно, сюда не смотрели, хотя стоило бы: время от времени (как уже выяснили позднее) штора отодвигалась, и преподаватель наблюдал за тем, как мы «активно готовимся к ответу на уроке».

И вот распахивалась дверь класса, и наш педагог все так же быстро и бодро входил…

– Готовы? Начнем с элементарного. – Далее звучал конкретно заданный вопрос. – Кто ответит? – Молчание было на редкость дружным. – Ну, что ж… Поройтесь в своих «чемоданах». Я имею в виду ваши головы, а не портфели, которые вы зачем-то вытаскиваете.

По классу прокатывался смех.

– Вам весело? Замечательно!

И тут начиналось самое интересное. К доске вызывались наиболее активные «авиаконструкторы» и авторы записок…

Понемногу мы подрастали, в том числе и в нравственном отношении, и уже было стыдно идти неподготовленными на урок к профессионалу такого высокого уровня. Мы готовились. Если тебе удавалась получить пятерку по химии, об этом молниеносно узнавали все старшеклассники из четырех параллельных классов. В длинных звонких школьных коридорах ровесники останавливали тебя в недоумении: «Неужели правда Замотин пять поставил?».

Да, он был очень требовательным педагогом. И за это ему благодарны выпускники многих поколений Крупецкой средней школы, которые, благодаря полученным здесь основательным знаниям, успешно сдавали экзамен по химии при поступлении в вузы.

Николай Афанасьевич был не только блестящим преподавателем, отличником народного образования, но и в хорошем смысле слова франтом, всегда красиво и модно одевался, что, кстати, дисциплинировало и нас. Тогда нам казалось, что у нашего строгого и одновременно веселого педагога все в жизни легко и просто, нет никаких проблем. Мы понятия не имели о том, что Николай Афанасьевич Замотин – участник Великой Отечественной войны. Он никогда не рассказывал о своих фронтовых дорогах. А между тем он был награжден орденом Отечественной войны I степени, медалями «За отвагу», «За взятие Вены», «За взятие Будапешта», «За освобождение Праги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Родился Николай Афанасьевич в деревне Рыжевке. В 1939 году окончил Крупецкую школу и поступил в Воронежский сельскохозяйственный институт. В это же время шло «омоложение Красной Армии», и Николай Замотин был призван на службу. А вскоре началась война… Он стал ее участником в тот же день – 22 июня 1941 года. Воевал в составе 427 стрелкового полка 42 стрелковой дивизии. Сначала был стрелком, а потом командиром взвода.

Фронтовая дорога его была длинной. Был ранен, получил контузию. Домой вернулся только в 1946 году. Позднее окончил Курский педагогический институт. В своей родной Крупецкой средней школе работал 33 года.

О том, что наши преподаватели прошли славный боевой путь, стало известно благодаря работающему сегодня в Крупецкой школе педагогу-историку Ларисе Алексеевне Кобзаревой. Она скрупулезно собирала сведения, оформляла стенды в краеведческом музее, уже нынешнему поколению обучающихся нашей школы рассказывает о тех, кто – поистине герои.

Петр Семёнович Дубровский

В славном ряду педагогов– фронтовиков был и Петр Семенович Дубровский. Истинный интеллигент, обладающий большой внутренней культурой. Его называли «ходячей энциклопедией», что вполне оправданно. Петр Семенович обладал разносторонними знаниями, к нему можно было обратиться с любым вопросом.

У нас он читал (да, как в вузе, а не на уроке) историю. И при этом рассказывал о таких событиях и фактах, которые не были описаны в учебниках. История вообще – предмет интереснейший. А если ее еще ведет Дубровский… Его без устали можно было слушать часами – настолько глубокими были его познания. И рассказчик он был великолепный. На чей-то другой урок мы позволяли себе опоздать или вообще не ходили по нашей юношеской лености. К Дубровскому мы шли всегда. Петр Семенович не игнорировал ни один наш вопрос, насколько бы наивным он ни был.

В те годы были еще не рассекречены многие архивные документы военных времен. Но Дубровский, прошедший через горнило войны, плен, знал о многом сам. Он также прочитал практически все, созданное советскими писателями-фронтовиками. Цитируя нам наизусть отрывки из художественных произведений, дополнял это повествование фактами из собственной военной жизни. И в классе не могло быть равнодушных слушателей – к горлу подступал ком.

Завуч Крупецкой средней школы Петр Дубровский с комиссией вскрывает пакет перед началом экзамена по русскому языку и литературе. Начало 1960-х годов

Петр Семенович Дубровский был удивительным человеком, во всех отношениях. Он говорил с нами на равных, как с людьми вполне взрослыми, никоим образом не подчеркивая наше «интеллектуальное различие». Мы видели в нем и учителя, и друга одновременно. Его воспитанность, учтивость обезоруживали: не готовиться к урокам истории было просто невежливо.

Жаль, что тогда, когда была возможность, мы о многом не успели спросить учителя, в том числе и о непростой его жизненной дороге. Он родился на Донбассе, в крестьянской семье. В 1914 году началась Первая мировая война. Отец ушел на фронт. Петр с матерью переехали в Малоархангельский район Орловской области. В 1934 году Петр Дубровский поступил на исторический факультет Курского педагогического института. По окончании его некоторое время работал директором Малоархангельского педагогического училища.

А уже 23 июня 1941 года он был командиром автороты 89-й стрелковой дивизии. Участвовал «в боях с немецко-фашистскими захватчиками на смоленском направлении». В октябре того же года попал в окружение, «при прорыве которого был контужен» и… оказался в плену. «Находился в лагерях заключения. В мае 1945 года, во время перехода из одного лагеря в другой, Дубровский бежал, попал к американским союзникам, откуда был отправлен в Советскую Армию».

Вот таким непростым был его фронтовой путь. В конце 1945 года Петр Семенович Дубровский приехал в Крупец, где в то время находилась его семья. Его пригласили работать в школу. И нам посчастливилось у него учиться.

Вообще учеба в Крупецкой средней школе – одно из лучших воспоминаний жизни. Нашими педагогами были люди особой породы. Им искренне хочется адресовать строки великого Пушкина: «Наставникам, хранившим юность нашу,/ Всем честию, и мертвым и живым,/К устам подъяв признательную чашу,/Не помня зла, за благо воздадим»…

Анна Белунова

 

Читайте также