Гордимся своим земляком

10 мая 2024

230

Сапун-гора – не просто «живописная возвышенность», небольшой участок Крымских гор. Это священное место севастопольцев, место памяти солдат, оборонявших прославленный город в годы Великой Отечественной войны. Здесь, не щадя своей жизни, сражался и наш земляк…

Степан Цыганов на уроке мужества в Студенокской школе

Степан Дмитриевич Цыганов родился в Студенке в 1921 году, в бедной крестьянской семье. Впоследствии уехал на Украину, в город Сталино, – на заработки. Отсюда 20 октября 1940 года был призван на службу в армию, а впереди ожидала война…

Воевал в 216-й Стрелковой Краснознаменной ордена Суворова дивизии. С ней он прошел всю войну. Бился с врагом на Юго-Западном, Северо-Кавказском, Закавказском, Южном, 4-м Украинском и 1-м Прибалтийском фронтах. Был трижды ранен, но каждый раз возвращался в строй. Прошел путь от рядового солдата до командира роты. Награжден многими медалями, особенно гордился медалью «За отвагу». Много воспоминаний было связано с вручением ордена Славы III степени, орденов Отечественной войны I и II степени. В 1942 году вступил в ряды коммунистической партии.

Мне посчастливилось знать Степана Дмитриевича, быть на мероприятиях, где он выступал с воспоминаниями, на партийных собраниях. Более того, мы дружили с его дочкой Валентиной, я приходила к ним домой, общалась с ним, слушала его откровенные рассказы о войне, ее тяготах, военных удачах и потере однополчан.

В майские дни 1944 года, 80 лет назад, началось освобождение Крыма, Севастополя от немецко-фашистских захватчиков, начался штурм знаменитой Сапун-горы. Я попробую напомнить нашим землякам о подвиге Степана Дмитриевича и его сослуживцев, подтвердив тем самым, что все было не напрасно.

Вот как об этом вспоминал сам воин-победитель, участник сражения:

– Нашим войскам в апреле 1944 года удалось прорвать линию фронта на севере полуострова и подойти к Севастополю. Сапун-гора занимала главную позицию в обороне врага. Она на 240 метров возвышалась над уровнем моря и являлась преградой на подступах к городу. На ее склонах фашисты оборудовали 3 оборонительных линии траншей, соорудили блиндажи и укрытия, установили заграждения из проволоки, заминировали подступы к горе. Советская Армия продолжала наступать, но вражеский отпор был слишком силен. Войска попали под сильнейший обстрел, угодили на минные поля. Из-за превосходства вражеской армии, ее удобного расположения, недостатка боеприпасов и противотанковых орудий наши войска 24 апреля 1944 года вынуждены были отступить.

Вторая, победоносная, попытка захватить Сапун-гору началась 5 мая 1944 года. План штурма был очень тщательно продуман. Планировалось провести операцию быстро и с наименьшими потерями, но каменистые склоны Сапун-горы были настоящим неприступным бастионом. Был дан приказ войскам 4-го Украинского фронта: «Кто первый взойдет на гору Сапун, должен на ней водрузить красное знамя». После мощного артиллерийского обстрела, преодолевая сопротивление врага, 7 мая мы шаг за шагом продвигались вперед. Фашисты вели огонь из всех видов оружия.

Наш солдат сквозь огневой заслон добрался на один из участков горы, но его сразила очередь немецких автоматов. Смертельно раненный, он упал. К нему подбежал молодой солдат. И отец, узнав родного сына, сказал: «Сынок, я умираю. Неси знамя и водрузи его».

Кумачовое знамя, подхваченное из рук умирающего, было похоже на яркое пламя. И уже ничто не могло остановить наших бойцов. Наше громкое «Ура! За Победу! За город русской славы!» опрокинуло фашистских головорезов. Сын водрузил победное красное знамя. Гребень горы Сапун был взят. Бой шел 9 часов за каждый метр, враг был разбит. За стратегически важную высоту всего за несколько часов погибли 6 тысяч наших солдат…

Фронт на месте не стоял. Шли сражения на других направлениях. И уже старшина, командир взвода связи Степан Цыганов в период с 25 июля по 8 августа 1944 года сражался за освобождение советской Прибалтики. Обеспечивал беспрерывную связь командного пункта полка с КП батальонов. В самых тяжелых условиях боя всегда находился там, где было труднее. Сам лично устранял порывы под сильным огнем противника. В августе 1944 года был удостоен правительственной награды – ордена Отечественной войны I степени.

В одном из сражений Степан Дмитриевич был в очередной раз тяжело ранен. Вот в каком состоянии он попал в госпиталь: «… пулевое сквозное проникающее ранение живота и черепа – касательное. Поступил в агонирующем состоянии. Обширное разрушение жизненно важных органов». Но наш земляк выжил всем смертям назло.

Демобилизовался Степан Дмитриевич в августе 1945 года, а уже в октябре приступил к работе на гражданке: возглавил территориальную партийную организацию в родном Студенке. Создал семью с Александрой Рудаковой – своей односельчанкой. Александра Ивановна работала в школе учителем русского языка и литературы. В семье родились трое детей.

Как-то не принято было в нашей местности до определенных лет рассказывать о войне. И когда мы с учителем истории Екатериной Ивановной Давыдовой, создавая в школе памятный уголок, посвященный нашим защитникам, ходили домой к участникам войны, чтобы записать их воспоминания, ветераны неохотно беседовали на данную тему.

Переломила эту ситуацию Александра Ивановна, жена Степана Дмитриевича. Она стала приглашать его в школу на классные часы, уроки мужества, встречи с учителями, в клуб на встречи с колхозниками. На тот момент много было записано воспоминаний. Вот еще один эпизод из фронтовой жизни Степана Дмитриевича, о котором он рассказывал учащимся школы.

– Наш полк с большими боями отходил от Донбасса через Ростов, Кубань, Краснодар на Новороссийск. Мы прикрывали отход регулярных частей Красной Армии. Полк понес большие потери. В батальоне осталось 18 человек, в том числе и его командир Александр Блинков. Поступил приказ о наступлении батальона с фланга, а морская бригада наступала с фронта. Затем 3-й батальон снялся с занимаемой обороны и пошел в атаку. Я со своим взводом взял правее, и мы попали в наступающую колонну немцев. Нас было четверо, силы – неравные. Я громко закричал: «Батальон, в атаку!» Ребята в четыре голоса грянули «Ура!» Я дал очередь из автомата, ребята били из винтовок. Вдруг мой автомат отказал. Я выхватил гранату и бросил в немцев. Фашисты подняли руки вверх. В плен было взято 170 немцев. К нам подошел Блинков со своим батальоном. Построили пленных в колонну и направили в штаб полка. После об этом писала газета «На разгром врага». Мы получили награды.

В жизни Степан Дмитриевич был добрейшей души человек, очень скромный, честный. Если видел какие-то непорядки в колхозе, сельсовете, подсказывал, как можно их устранить. Выступая на партийных собраниях, говорил о недостатках – словом, был боец. Вел большую переписку и встречался с однополчанами, в семье было много фотографий с этих встреч.

Летом я приходила к ним обычно в обеденный перерыв – я тогда работала в колхозе. Александра Ивановна жарила картошку, яичницу с салом. Мы с подружкой уплетали обед за обе щеки. А потом Степан Дмитриевич вез нас на своей инвалидной машинке в деревню Парменовку на плотину. Пока мы купались, он снимал рубашку и загорал. Тело его было все в рубцах и шрамах. Но он никогда не жаловался на судьбу, хотя проблем хватало.

К сожалению, годы забрали от нас Степана Дмитриевича, но наше поколение помнит и чтит память о нем, его подвиге и мужестве. Жизнь продолжается. У подножья Сапун-горы нескончаемо горит Вечный огонь, звучит музыка из песни «Сапун-гора». Проявив мужество и патриотизм, крымчане в 2014 году вернулись в родную гавань, в наш многонациональный дом.

Валентина Пироженко

 

Читайте также