Суббота, 26.05.2018, 18:48
Газета Рыльского района Курской области «Районные будни»

Здравствуйте, Гость | Вход | Регистрация

Главная » Статьи » Подвиг

По следам фронтовых походов: Бабушкин талисман

№22 / 13.03.2015 г.

Шла грандиозная битва под Тернополем. По извилистой полевой дороге наш комбат Кузнецов ведет батарею на новую огневую позицию. Наше первое орудие ставит на прямую наводку. До этого мне всегда сопутствовала удача, поэтому комбат ставил меня на ответственные участки.

– Я тебя сделаю кавалером трех степеней Славы, – не раз говаривал он.

И вот орудие заняло позицию у дороги. У меня было хорошее обозрение. Я видел, как немецкие танки выползали из балок. Как орудия, замаскированные позади меня во ржи, вели огонь по танкам. Вскоре я понял невыгодность моей позиции: выставлен, как на пупок...

Наводчик орудия Зигерт у панорамы ловит в прицел танки. Последовали выстрелы, один из танков подбит. Это прибавило силы, уверенности. Увлекшись боем, мы забыли об опасности. Громадной силы взрыв свалил меня с ног, при падении на меня повалился заряжающий. Я увидел, что у него нет черепа, а мой рукав в брызгах мозга. Снарядным осколком, словно бритвой, срезало верхнюю кромку бронированного щита пушки...

Комбат находился на бруствере дороги левее, в двадцати метрах от нас. Наконец он понял, что поставил нас неудачно и подавал сигналы, чтобы мы стаскивали орудия на дорогу.

Новый взрыв свалил меня с ног. Словно топором, кто-то ударил меня в правую руку. Мне показалось, что снаряд разорвался у меня на руке. Сознания я не потерял, смотрю на руку и удивляюсь, что она у меня цела, только торчали обнаженные, порванные сухожилия. Сползаю на дорогу и чувствую, как что-то теплое стекает по груди. Это второй осколок попал мне под ключицу. Этого ранения я не чувствовал.

«Санинструктор!» – крикнул я. И со стороны до меня донеслось: «Я – ранен».

Оказалось, что ранен и наводчик Зигерт, ему осколком пробило живот. Нам была оказана первая помощь и на повозке нас отправили в полковую санчасть. По пути нас догнал парторг батареи Бойко. Он бросился ко мне в объятия, мы невольно прослезились. Неподалеку от нас шел бой.

– Увозите их скорее, а то вас здесь добьют, – сказал Бойко.

Я почувствовал чуткое, родственное отношение к себе. Нет, сильнее фронтовой дружбы, связанной взаимным пониманием и доверием друг к другу, ничего нет! Она сильнее родственных чувств!

Повозка тряслась по извилистой дороге ржаного поля. Зигерт толкал меня ногами, а я просил: «Не толкайся, лежи спокойнее». Он ничего не отвечал и продолжал толкаться. Тогда я не подозревал, что у него была предсмертная агония. По приезду в полковую часть он был мертв.

За свой боевой путь от Воронежа до Тернополя я потерял пять наводчиков, а меня судьба словно оберегала. За время войны меня не покидала твердая уверенность, что останусь жив. Меня от смерти оберегал талисман.

Была у меня слепая девяностолетняя бабушка. Когда я уходил на фронт, она мне подарила свою фотокарточку и сказала: «Вася, береги её, и будешь жить. Я буду за тебя молиться». Эту карточку, уже почти истертую, я пронес по всем фронтам, а в бою под Тернополем потерял и оказался ранен.

Как позже узнал, бабушка за меня действительно молилась, пока сама была жива. А смерть ей довелось принять мучительную. При отступлении фашисты нашу деревню сожгли, она живьем сгорела в доме.

Я не верю в суеверие. Пусть замаливание и утеря фотокарточки, – простое совпадение обстоятельств. Но все было именно так...

В. Федоров,

бывший командир 1-го орудия, 1-й батареи, 1-го дивизиона 297-го артполка

121-го Рыльско-Киевской Краснознамённой орденов А. Суворова и Б. Хмельницкого дивизии

(Из архива редакции)

 

Категория: Подвиг | Добавил: admin (13.03.2015)
Просмотров: 975 | Рейтинг: 5.0/1

Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: