Зовет еще не найденный солдат

1 августа

523

0

Война кровавым катком прокатилась по рыльской земле. Долгие десятилетия в ее недрах лежат неразорвавшиеся снаряды, патроны и останки погибших бойцов, отважно защищавших наши края от немецко-фашистских захватчиков, а на лесных опушках и полянах еще видны линии траншей и окопов. В течение шести месяцев – с марта по август 1943 года – советские солдаты с трудом отвоевывали у врага каждую пядь земли.

Не забудем тех героев,

Что лежат в земле сырой,

Жизнь отдав на поле боя

За народ, за нас с тобой…

Сергей Михалков,

«После Победы»

Борьба за Рыльск была составной частью разработанного Ставкой Верховного Главнокомандования общего плана освобождения левобережной Украины и преодоления днепровского водного рубежа. Наступление на город вели части 60-й армии, входившей в состав Центрального фронта. Одна из наиболее укрепленных немецких оборонительных позиций находилась у села Кольтичеево.

В этих местах уже несколько лет работают поисковики, поднимая из земли останки советских солдат, так и оставшихся лежать на поле боя. Пандемия коронавируса внесла коррективы и в работу поисковых отрядов, поэтому запланированные на весну выезды пришлось перенести. И вот сейчас, когда часть ограничительных мер уже снята, они приступили к работе. Первую поездку в Кольтичеево члены поискового отряда «Звезда» совместно с курскими и медвенскими энтузиастами совершили еще в июне. Тогда на поле, где местные жители сегодня убирают сено, они извлекли из земли тридцать одну 50-миллиметровую, одну 80-миллиметровую минометные мины и семь противопехотных…

Владимир Винидиктов и Сергей Хромыченко работали тонко и осторожно, как опытные археологи

Брать Рыльск со стороны Боровского было нецелесообразно, поэтому советское командование приняло решение форсировать Сейм с севера и юга, и, прорвав оборону, решительным ударом наступать на город с двух сторон. Особенно трудно было справиться с врагом, укрепившим свои позиции в деревне Кольтичеево. Немцы находились на пригорке, рядом с местным кладбищем. Наши войска проводили разведку боем, использовали каждую возможность, чтобы захватить эту ключевую высоту, а фашисты изо всех сил старались ее удержать. Река и луг видны с этого места, как на ладони, поэтому многократные попытки наших солдат овладеть стратегически важным объектом оказывались безуспешными.

В то время Курск был уже освобожден, и ряды Советской армии пополнились местными новобранцами, достигшими совершеннолетия. Кроме того, к боевым операциям привлекали и штрафные роты. Из воинского донесения 14 июля 1943 года: «В 4.00 251 и 254 отдельные штрафные роты и подразделения 1087 стрелкового полка после 30-минутного артиллерийского налета, преодолев реку Сейм и несколько болотистых мест, перешли в атаку по овладению селом Кольтичеево. К 9.00 подошли к группе домов на 30 метров и залегли. Подтягиваются огневые средства для подавления противника. Ввиду недостаточно решительных и энергичных действий штрафных рот и несвоевременного использования результатов артиллерийской подготовки врагу удалось отбить атаки». И только к часу дня советские войска овладели северной окраиной Кольтичеево.

Согласно тому же донесению в результате артиллерийского и пехотного огня уничтожено 9 немецких ДЗОТов, три минных батареи, 15 машин, одно 105-миллиметровое орудие, убито до 300 солдат и офицеров. Зафиксированы потери и со стороны советских войск: разбита одна 45-миллиметровая пушка, ранены 140, погибли 20 человек.

Владимир Петренко раскладывает останки на анатомическом баннере

К подножию той самой высоты, откуда вели свои атаки советские солдаты, ранним субботним утром отправились члены поискового отряда «Звезда» Владимир Винидиктов, Владимир Петренко и преподаватель социально-педагогического колледжа Сергей Хромыченко. Не питая особых иллюзий найти останки наших бойцов, они начали прочесывать луг. Сигнал металлоискателя почти не смолкал – на каждом шагу осколки мин и снарядов, патроны и гильзы, ржавая колючая проволока, натянутая вдоль всего холма. По всему видно, что, обороняясь, враг обрушил на советских солдат всю мощь своего оружия.

В нескольких метрах от холма в земле виднеется небольшое углубление. Опытные поисковики проверяют в первую очередь его, понимая, что с большой долей вероятности в этом месте могут лежать останки солдат. Да и металлоискатель сработал. Уже позже члены отряда поняли, что среагировал он на груду осколков от снарядов. Команда начала копать, и уже буквально через час на глубине примерно в метр перед ними обнажились человеческие кости.

Останки бойцов – конечности, ребра, позвонки и другие части скелетов – лежали хаотично, словно их кто-то перемешал, плотно прижатые друг к другу, почти спрессованные. Вероятно, так подействовала агрессивная сырая, болотистая почва. Видно, что некоторые крупные кости были сломаны еще тогда – в бою. Возможно, солдаты погибли при взрыве большого снаряда, осколки которого находились вместе с ними в яме, и их просто присыпало землей. Может быть, погибших, спустя время после боя, стащили в артиллерийскую воронку.

Поисковикам, работающим весь день под палящим солнцем, эта экспедиция далась нелегко. Несмотря на то, что почва была довольной мягкой, снимать ее приходилось аккуратно, слой за слоем, чтобы не повредить и без того хрупкие останки. Они долгие семьдесят семь лет пролежали на лугу, рядом с некогда полноводным, широко разливающимся Сеймом. Болотистая местность изрядно повредила кости, буквально разваливающиеся в руках поисковиков при каждом прикосновении к ним. Поэтому работать приходилось с особой тщательностью и щепетильностью.

Как только показались первые останки, мужчины, отставив в сторону большие лопаты, начали копать совками и расчищать кости специальными кистями. Работали тонко и осторожно, как опытные археологи. Уцелевших черепов поисковики не нашли, обнаружены лишь несколько осколков, в одном из которых застряла пряжка от ремня, две нижних челюсти с сохранившимися зубами и осколок третьей. От летней солдатской формы и обуви не осталось ни одного следа. Лишь одна пуговица с выгравированной на ней звездой и вставки под погоны…

Эти экспонаты могут занять достойное место в музее соцпедколледжа

Всю землю в раскопе поисковики практически просеивали в надежде найти хоть какие-то личные вещи или солдатские медальоны, которые позволили бы установить имена павших героев. Им удалось откопать лишь масленку, потрескавшуюся от времени резиновую пробку от бутылки или фляжки, пряжки от ремней и семь аккуратно завернутых в бумагу монет. Среди них четыре были довоенные советские, две немецких и одна монета царской России 1844 года. Эти экспонаты могут занять достойное место в музее социально-педагогического колледжа, как напоминание об одной из экспедиций отряда «Звезда».

Из-за отсутствия черепов сразу определить количество лежавших в яме солдат оказалось невозможным. Владимиру Петренко пришлось обратиться за помощью к более опытным поисковикам. Оказывается, в подобных случаях подсчет бойцов осуществляется по бедренным костям. И только когда поднятые останки начали разбирать и раскладывать их на специальном анатомическом баннере, выяснили, что найденных советских солдат было четверо.

Какие чувства испытывали солдаты, шедшие в первую, а может, и последнюю атаку? Им наверняка приходилось бороться с чувством страха, заглушать боль от ранений, чтобы снова подниматься и идти в бой с победным криком «ура!». Этим бойцам не суждено было вернуться домой, где их ждали матери, жены, дети. Их поглотило горнило войны, и они так и не узнали, что спасли Родину, смогли отстоять ее от врага. А мы никогда не узнаем имен этих героев, но всегда будем помнить великий подвиг, который они совершили, спасая наш район от фашистов.

Завершив работы уже под вечер, поисковики решают исследовать оставшуюся часть луга. Глубинный сигнал металлоискателя свидетельствует о том, что под толстым слоем земли что-то есть. Проверяют щупом, он упирается в нечто твердое – значит, это следующее место, где рыляне будут искать останки бойцов…

Пока же ведется организация торжественного захоронения воинов, запланированного на конец августа, поднятые останки перенесены в храм села Березники. Там сейчас находятся и останки солдата, обнаруженного бойцами курского поискового отряда «Курган» 9 мая.

Светлана Беседина

 

Читайте также