Золотое сердце Клары

8 июля

546

0

Наверное, память каждого человека хранит наиболее яркое событие в жизни, от мысленного возвращения к которому теплеет на душе. И Клара Дроздова отлично помнит такой день…

– Мама! Я пятерку получил! – семилетний Витя бежал по школьному коридору навстречу протягивающей ему руки женщине.

Мальчику так хотелось поделиться своей радостью именно с мамой! И ласковые женские руки обняли его, а мокрая от слезинки щека прислонилась к его нежной щечке: «Сыночек!»…

Виктор Никитьевич и Клара Ивановна Дроздовы у своего дома

– Витя у нас старший. Он лучше своих братьев и сестры помнил родную мать. Может быть, поэтому Клара стала для него матерью чуть позднее, а остальные ребятишки называли ее мамой уже на второй день, – вспоминает Виктор Дроздов, глава большой семьи.

– Ребята ваши часто домой приезжают?

– Да они все живут сравнительно недалеко – в пределах Курской области, поэтому встречаемся нередко. И на кладбище все вместе ходим…

С момента случившейся в семье Дроздовых трагедии прошло уже более тридцати лет. Но в нашем районе многие до сих пор помнят, как в автомобильной аварии погибла 28-летняя Светлана – мать четверых детей. Прошло всего полгода, как Дроздовы переехали на новое место жительства: Виктора избрали председателем колхоза в селе Боброво.

– Летом 1989 года у нас работала строительная бригада из Донецка, – рассказывает Виктор Никитьевич. – Колхозную столовую отделывали. Появилась возможность приобрести лотки на молочно-товарную ферму – под транспортеры. А у меня в Донбассе сестра и брат жили. Вот Света и запросилась к ним в гости. Я поехал на «КамАЗе», а она села в «Жигули» к бригадиру строителей. Побыли в гостях, потом ей захотелось посмотреть Донецк. Легковушка попала в аварию. В течение шести часов за жизнь Светланы боролись врачи в реанимации, но… Вот так я вместо оборудования для фермы привез домой гроб…

Витя в то время учился в первом классе, Саше было шесть лет, а двоешкам Володе и Вале – по четыре года. Теща хотела забрать детей, но я запротестовал: они должны жить с отцом. Она согласилась, но при этом добавила: «Тогда тебе надо жениться. Один ты не справишься». Легко сказать – жениться! Я даже и представить себе не мог, какая женщина согласится взвалить на свои плечи такую ношу.

Виктор Дроздов в округе был известен как добрый, порядочный, трудолюбивый человек. К своим 32 годам успел зарекомендовать себя в качестве хорошего токаря, слесаря, комбайнера, бригадира… После Рыльского совхоза-техникума поступил на агрофак Курского сельскохозяйственного института, уже был на четвертом курсе. Словом, на должность председателя (да еще в далеко не крепкий колхоз) его рекомендовали не случайно. В принципе, любая женщина могла бы согласиться стать его женой… если бы не четверо маленьких детей.

И тут ему взялась помочь жена его друга, сказав, что у нее есть хорошая незамужняя подруга. Впрочем, Виктор, как оказалось, давно знал эту девушку: они были односельчанами, учились вместе в Щекинской школе. Уговаривать Клару (учительницу местной школы) подружке долго не пришлось, несмотря на то, что другая ее подруга покрутила у виска: «Ты во всем районе одна такая ненормальная нашлась. Опомнись!».

– А как отнеслись к такому замужеству ваши родители? – спрашиваю я сегодня у Клары Ивановны.

– Они очень уважали Виктора. А дети, по их мнению, помехой быть не могли. Мой отец женился на маме, когда у нее уже был ребенок – моя старшая сестра, мой брат женился на женщине с ребенком. Все мы всегда были и остаемся родными. Мы с Витей давно знали друг друга, но отношений у нас никогда никаких не было. Выйти за него замуж я согласилась, уважая в нем настоящего мужчину и жалея его маленьких детей. И вот теперь, три десятилетия спустя, говорю совершенно искренне: я ни разу об этом не пожалела.

Сегодня у Дроздовых пятеро взрослых детей: в девяносто первом родилась общая дочка – Даша. В родильном доме одна из акушерок уколола Клару: «Не надо было тебе рожать! Теперь будешь делить детей на свою и чужих». Но Клара детей никогда не разделяла, в семье они все чувствовали себя родными. Счастливый отец просто нарадоваться не мог. Виктор сам вырос в многодетной семье. У его отца, инвалида Гражданской войны, было 12 детей. Когда, родив четвертого ребенка, жена умерла, ребятишек приютила ее сестра. На этой женщине и женился Никита Дроздов, и у них родились еще 8 детей.

– Все заботы по части воспитания легли в основном на Клару, – не скрывает Виктор Никитьевич. – Председательская должность, сами знаете, какая: рано утром ушел – и до позднего вечера. А когда уборка начиналась – так вообще дел невпроворот.

Да, Клара Ивановна взяла на себя вопросы воспитания, помощь в подготовке домашних заданий. Ей хотелось, чтобы дети хорошо учились, и никто в селе, где все хорошо знают друг друга, не смог не то чтобы сказать вслух, а даже про себя подумать, что вот, дескать, нет родной матери и некому детьми заняться.

С нее никто не снимал физическую работу по дому: надо и приготовить, и постирать. Она вспоминает, как ей, когда не было в их доме еще ни водопровода, ни стиральной машины, приходилось вручную стирать по семь часов кряду. А, кроме того, было еще большое домашнее хозяйство – в деревне без него никак не обойтись. Сама к занятиям в школе (преподавала географию, а потом и иностранный язык) готовилась по ночам. Здесь тоже надо было держать марку, чтоб никто не посмел упрекнуть, что она «погрязла в быту».

– Как вы с таким объемом работы справлялись?

Клара Ивановна смеется:

– Если дети рядом с матерью, она трудностей не замечает, даже наоборот радуется, что все дома. Гораздо позднее, когда наши ребята уже выросли, я удивлялась тому, как женщины в многодетных сельских семьях успевают справляться со всеми делами. А когда сама была молодой, ничего в тягость не было. Наоборот: заботы только сил придавали и радости оттого, что у меня такие хорошие дети.

Я с удовольствием посещала родительские собрания и когда они были школьниками, и когда – студентами, потому что моих детей на них хвалили за хорошую учебу, за прилежание, примерное поведение. Один только раз, когда Володя учился в колледже, меня вызвали к классному руководителю. Я спросила у сына, что случилось, и он честно признался, что подрался с ровесником. Я была не просто удивлена – потрясена. Володя – самый спокойный, самый мягкий из всех моих детей. Попросила его: «Скажи мне, ты был прав или виноват в этой драке?». Он посмотрел мне прямо в глаза и ответил: «Считаю, что прав». Позднее выяснилось, что однокурсник, как выражается молодежь, «достал» его, задевая, что называется, за живое. Видимо, Володю это сильно оскорбило…

Вообще, в наших отношениях с детьми никогда не возникало недосказанности или недопонимания. Мальчишки подросли, стали бегать на свидания, а я, естественно, волноваться: куда ушли, с кем? Боялась, что не доверят мне самое сокровенное, но, к счастью, мои опасения оказались напрасными. Я всегда знала, с какими девочками встречаются мои Витя, Саша и Володя.

Выдержали Дроздовы и испытания материальными трудностями, когда в 90-х годах колхозы начали валиться, а глава семьи остался без работы. Взяли в аренду около ста гектаров земли и стали, как шутливо говорят они сегодня, «мелкими фермерами». Опыт работы на комбайне у Виктора Никитьевича был. Выращивать и убирать зерно он умел. Многократно увеличили подсобное хозяйство: быков и свиней держали по 10-15 голов. Продавали мясо, а на вырученные деньги покупали обновки всей большой семье. Клара Ивановна уточняет, что перед школой одной только обуви, включая сменную и спортивную, нужно было купить 18 пар. А еще брюки, платья, куртки…

Дети подрастали и тоже постепенно включались в работу: помогали ухаживать за животными, выращивать овощи на большом огороде. Виктор и Клара видели, как молодые Дроздовы понемногу перекладывают домашние заботы на свои плечи и радовались: растут их ребята людьми трудолюбивыми.

Все мальчишки, как и отец, окончили Рыльский совхоз-колледж, получив профессию механика. Даша в этом же учебном заведении получила диплом менеджера. Валя окончила педагогическое училище. Позднее Дроздовы младшие получили высшее образование. У всех у них уже есть свои семьи, а у старших Дроздовых – восемь внуков.

…Время летит быстро. Педагогический стаж Клары Ивановны насчитывает более 40 лет. Сегодня она на заслуженном отдыхе. Но глаза, как и прежде, светятся радостью, лишь только заходит разговор о школе, в которой много лет назад ее тепло приняли в своем коллективе коллеги. Виктор Никитьевич тоже всегда пользовался большим уважением у земляков. Не случайно они трижды избирали его главой Бобровского сельсовета.

Когда люди уходят на пенсию, предполагается, что они должны отдыхать. Но только не в селе…

– Конечно, такое хозяйство, как прежде, мы уже не держим, – уточняет хозяйка дома род своих занятий. – Теперь на дворе – только корова да куры.

– Корова…

– Без нее никак нельзя. Внуки должны есть свежие молочко, творожок, сметанку…

– Сено косить надо…

– Да уже заготовили, – улыбается Виктор Никитьевич.

Селяне с уважением и симпатией относятся и к старшим, и к младшим Дроздовым. А о Кларе Ивановне говорят, что у нее золотое сердце, способное дарить большую любовь и оберегать от всех невзгод своих детей, а теперь уже зятьев, невесток и внуков. Не удивительно, что сегодня взрослые не только дочери, но и сыновья в первую очередь делятся своими секретами с мамой, обращаются к ней за советами.

Идя по сельской улице, мы с Кларой Ивановной как-то незаметно перешли на разговор о том, что у каждого человека своя судьба.

– Вы в это верите?

– Если бы вы спросили меня об этом в молодости, я бы ответила отрицательно. А теперь скажу, что верю. У меня было немало вариантов, когда моя жизнь могла бы сложиться по-другому, но… от судьбы не уйдешь. Более того: я своей судьбе благодарна.

– То есть вы счастливы?

– Да! Мне легко быть счастливой – у меня замечательные дети.

Анна Белунова

Фото Станислава Герасименко

 

Читайте также