Иваны и Иванычи

25 июля

1139

0

Всё больше и больше лет проходит со Дня Великой Победы над фа­шизмом, и всё меньше и меньше остаётся живых свидетелей этого подвига. Они оставляют нам вместе с героическим наследием огромное количество необыкновенных историй, связанных с судьбами совет­ских воинов. Многие интересные факты сегодня становятся известны широкому кругу людей благодаря детям и внукам ветеранов Великой Отечественной войны, которые бережно хранят то, что слышали когда-то от своих героических отцов и дедов. Иногда военные истории полу­чают продолжение и в наши дни…

Иван Фурсов

Моего старшего това­рища подполковни­ка Владимира Ива­новича Фурсова знаю около тридцати лет. Он вернулся в родной Рыльск из Новосибир­ска, где служил в должности заместителя командира полка по вооружению (часто оста­ваясь за командира полка), а я – из морского города Керчи. Сдружились, несмотря на зна­чительную разницу в возрасте, на почве любви и преданности спорту, армии и флоту. Встре­чались часто, тем более что бо­лее десяти лет проработали в одном здании администрации города Рыльска: я – журнали­стом, Иванович – оперативным дежурным.

Иван Попруга

Долгими вечерами разгова­ривали на разные темы и ка­залось, что знаем всё друг о друге. Он – интересный остро­умный собеседник, а ещё – сын военного моряка, защищавше­го Ленинград. Поэтому есте­ственно, что, когда ко мне при­ехал из Москвы двоюродный дядя Валера (тоже – Иваныч, моряк-подводник Балтийского флота), я пригласил Владими­ра к нам домой. Тем более, это был праздник – День Военно-Морского Флота.

Владимир Иванович и Ва­лерий Иванович понравились друг другу сразу. С интересом и охотно общались. Фурсов вспоминал годы военной служ­бы в Монголии, в Прибалтике, Германии, русской Сибири. Дядя Валера делился впечат­лениями о службе на подводной лодке.

– Знаешь, Валера, ты меня прости, но хочу добавить про твою, а верее, нашу Балти­ку, – неожиданно перебил подводника подполковник. – Мой отец Иван Петрович Фурсов воевал именно на Балтике, защищал Ленин­град, был ранен и чудом вы­жил в море. В 41-м его боль­шой минный заградитель «Марти» подорвался на мине и был атакован немецкими са­молётами. Отец с другом Ни­колаем Володиным оказались в солёной и прохладной воде. Раненый тральщик не смог под огнём фашистских само­лётов оказать им помощь. Всю ночь два матроса мужествен­но боролись с усталостью и переохлаждением. Ранним утром, уже прощаясь друг с другом, услышали шум вин­тов и увидели луч большого прожектора. Им на помощь пришёл линкор «Марат»… Отец после войны всегда на День Победы и в День ВМФ поднимал рюмочку за погиб­ших боевых товарищей и обя­зательно – за линкор «Ма­рат» и его славный экипаж, многие из которого погибли буквально через месяц под нескончаемыми бомбёжками немецкой авиации. Я помню эту историю, люблю по при­меру отца военно-морской флот, преклоняюсь перед му­жеством экипажа «Марата». Это самый дорогой для нас с отцом боевой корабль.

После этих слов всегда спо­койный и невозмутимый Ва­лерий Иванович встаёт по стойке смирно и слегка дро­жащим, но чётким голосом медленно говорит:

– Володя, дружище! Мой отец – капитан 3-го ранга Иван Лукьянович Попруга – в 41-м воевал политруком на линкоре «Марат»…

Валерий и Владимир (Иванычи)

Я смотрел, как, обнявшись, плачут два семидесятилетних сына военных моряков, чьи судьбы пересеклись под Ле­нинградом в водах холодной Балтики, а судьбы сыновей – в древнем Рыльске, и у самого на глазах появлялись слёзы…

Когда материал гото­вился к печати, ста­ло известно, что не стало Владимира Ивановича Фурсова…

Вячеслав Герасимов

 

Читайте также