Еще живы в памяти все её черты…

17 января

548

Время быстротечно. Уходя, оно уносит и дорогих нашему сердцу людей. Все больше зажигается поминальных свечей, мы провожаем в последнюю дорогу тех, которые способны были бескорыстно дарить свет ближним, отдавать энергию своей души.

Не стало Людмилы Виссарионовны Большаковой… Она прожила большую и, по ее собственным словам, полнокровную жизнь. Выросли дети, внуки… Понятно, что «ничто не вечно под луной». Но всегда казалось, что над этой удивительной женщиной время не властно. Ее оптимизм окрылял всех, кто находился с ней рядом. Коллеги говорили, что у них такое чувство, будто она моложе их всех, даже самых молодых.

На нее во всем хотелось равняться, помня знаменитое чеховское изречение: «В человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли. Надо быть ясным умственно, чистым нравственно и опрятным физически. Чем выше человек по умственному и нравственному развитию, тем он свободнее, тем большее удовольствие доставляет ему жизнь».

Людмила Виссарионовна была образцом идеальной женщины, красивой внешне и внутренне. Велико было ее личное обаяние, не очароваться ею было невозможно. Общение с ней доставляло огромную радость. Она прекрасно разбиралась в искусстве, литературе, политике – во всем, без чего немыслима наша жизнь.

Людмила Виссарионовна – высококвалифицированный специалист, из тех, о которых говорят: «Врач от Бога». Рыльскому здравоохранению она отдала полвека своей жизни. Врач высшей квалификационной категории всегда оставалась верной своей профессии, заботилась о своих пациентах, выкладываясь на все сто процентов. Как человеку с тонкой душой ей были присущи чуткость, сердечность, уважительность, доброжелательность по отношению ко всем, с кем она общалась. Наверное, кардиологическое отделение было практически единственным, где пациента называли не обидным определением «больной», а обращались к нему по имени и отчеству. И весь медицинский персонал здесь был вежливым – школа настоящего доктора. Таких врачей, как Людмила Виссарионовна Большакова, и прежде было немного, а теперь их вообще единицы.

В сущности, каждый человек еще в детстве лелеет мечту стать известным человеком, личностью. Но не каждый много работает над претворением своих замыслов в реальность. А вот вологодская девочка Людмила, успешно окончившая Архангельский медицинский институт, добилась блестящих успехов на ниве здравоохранения. Ее ценили и в районной, и в областной больницах. Коллеги из ОКБ отзывались о ней, как «о профессионале высочайшего класса и исключительно порядочном человеке».

В Людмиле Виссарионовне всегда восхищали ее удивительное чувство такта, искренняя вежливость. Подчеркнуто вежливы многие, а искренне вежливы – далеко не все. Так вот эта замечательная женщина обладала этим редчайшим качеством характера. В любой ситуации она не утрачивала чувство собственного достоинства и умела ценить это в других людях. Она обладала способностью подарить людям хорошее настроение – это вообще дар, которым, по-моему, природа награждает только избранных.

Что главное в докторе для нас – пациентов? Профессионализм? Безусловно. Но все-таки не менее важно и другое: чтобы врач понял наши проблемы, наше волнение и принял нас сердцем. Конечно, у него сердце одно, а нас, желающих быть понятыми, много. И, может быть, потому не все доктора «тратят на нас свои нервные клетки», за что, впрочем, обижаться на них нельзя. И тем не менее, нигде так не чувствуешь свою слабость и свою безысходность, как на приеме у врача, для которого ты – просто «комплекс клеток».

Врачебная этика – великая сила, которой небеса наделяют не всех людей, избравших эту нелегкую профессию, о чем с предельной откровенностью поведал еще Викентий Вересаев в своих «Записках врача». Коллеги Людмилы Виссарионовны рассказывали, что она буквально вынянчивала своих больных, откликалась «на каждый их вздох». И, думаю, каждый, кто хотя бы однажды обращался к ней за медицинской помощью, это тоже знает.

…Наша жизнь подобна быстрокрылой птице. Много зим и весен было на жизненной дороге Людмилы Виссарионовны. Очень жаль, что они уже промчались. «Какое сердце биться перестало!». Грустно, что теперь о ней приходится говорить в прошедшем времени, хотя еще живы в памяти все ее незабвенные черты.

Будем помнить Людмилу Виссарионовну Большакову. Если бы небеса не посылали в мир таких людей, то, как сказал поэт, «заглохла б нива жизни».

Анна Белунова

 

Читайте также